Суббота, 25 июня, 2022
Главная > Публикации > Не пришлось мне стать летчиком

Не пришлось мне стать летчиком

В седьмом номере газеты «Канаш» под заголовком «Дядя дразнил меня «комсомолом» были напечатаны воспоминания о школьных годах Василия Ивановича Иванова, родившегося 17 апреля 1927 года в дер. Байгильдино, как он, будучи старшеклассником, два года трудился колхозным бригадиром. В сегодняшних воспоминаниях 95-летний ветеран рассказывает о военной службе, куда его призвали в 17 лет, о том, как в Байгильдино открывали парк в честь основоположника чувашской поэзии Константина Васильевича Иванова.

– Когда учился в десятом классе, меня вызвали в Шихазанский райвоенкомат. Начальник четвертого отдела старший лейтенант Вдовин (он был из Алатыря) говорит мне: «Василий, мы рекомендуем тебя на учебу в Ульяновское летное училище». Отвечаю, дескать, «мне десятый класс надо окончить». «Там и окончишь, – возражает мне старший лейтенант, – тебя все равно призовут в армию, окончишь школу или нет. Пиши заявление».

Был такой парень по фамилии Федоров из Девлизерово, с ним мы прошли медкомиссию в Шихазанском райвоенкомате, затем нас направили в Чебоксары. У пилота должно быть отменное здоровье. Нас посадили на вертящийся стул, голову нагнули вниз, руки сложили крестом, десять раз крутанули в одну сторону, столько же – в другую. Затем мы должны были руки вытянуть вперед и поглядеть на доктора. Если голова держится прямо, значит, годен стать летчиком. Мы с Федоровым оба выдержали это испытание.
Через два месяца мы должны были явиться в училище. Август, время сбора орехов. Не удержался и я, пошел в ближайший лес за лесными дарами. Надо же было такому случиться: пружинящая лещина случайно ударила в глаз и получил небольшую рану, которая со временем зажила. Но в училище меня не приняли, а отправили в Казань. Там зачислили в 13 роту, которая строила военные аэродромы. Нас, новобранцев, выстроили в ряд. Командиры спрашивают, кто в каком подразделении желает нести службу. Со мной рядом стоял Медведев Василий Иванович, студент Канашского финансового техникума. Мы оба выросли на селе, поэтому изъявили желание служить в роте гужевого транспорта. Мечтали, что станем конюхами и будем ухаживать за лошадьми. Командир полка генерал-лейтенант Ляпин и начальник школы подполковник Шепелев вдвоем обходят строй новобранцев. Дошли до нас с Медведевым и заявляют, что мы с сегодняшнего дня зачислены в полковую школу. Мы переглянулись с Медведевым: «Вот тебе рота гужевого транспорта!» (Медведев был из Урмарского района, службу проходил в Германии, дослужился до начальника финансового отдела дивизии. Не знаю, жив он в настоящее время, или нет).
В течение полугода ползали по-пластунски на лугах и на берегах реки Казанки. Когда мы отучились в полковой школе, к нам пришел начальник штаба первого батальона майор Устименко и нас с Медведевым забрал в свое подразделение нормировщиками. Работа эта очень ответственная. Мы должны были точно определить, какой стройматериал и в каком объеме потребуется для строительства аэродромов. Из школы мы вышли с сержантским званием.
Через три месяца мне предоставили краткосрочный отпуск на десять дней. И в тот же день я был дома. Тут же собрались многочисленные родственники, все поздравляют с получением сержантского звания. Незаметно пролетели десять дней. Вернулся в свою часть, на КПП предъявляю отпускное удостоверение, мне часовой заявляет: «Проходите, товарищ младший лейтенант!» Как же так? Меня, сержанта, часовой назвал младшим лейтенантом? Не насмехается ли он надо мной? «Я сержант, – отвечаю часовому, а не младший лейтенант!» А он все гнет свое: «Проходите, товарищ младший лейтенант!» Как только заявился в своей роте, командир роты капитан Ефремов, пехотинец, тоже заявляет: «Что, кончился отпуск, товарищ младший лейтенант?» «Я сержант!» – отвечаю капитану. «Переоденься и бегом в штаб! Там тебя генерал вызывает!» У генерала нас несколько человек. Он нам зачитал приказ: «Приказом военного министра (раньше так называли министра обороны) вам присвоено офицерское звание «младший лейтенант». Идите на склад и получайте офицерское обмундирование!» Переоделись, разглядываем друг друга, поздравляем с получением офицерского звания.
Через три месяца мне снова предоставили очередной отпуск за 1948 год. Я уже был старшим нормировщиком батальона. Приехал домой, конечно, в офицерской форме. Младший брат матери, дядя, сразу потребовал документы. Не самозванец ли я? Только недавно, три месяца назад, приезжал в отпуск в звании сержанта, тут заявляется офицер – младший лейтенант.
Когда в Казани завершили строительство аэродрома, полк перебросили в Подмосковье, в город Луховицы. Здесь Василий Иванов знакомится с местной девушкой Ниной Суворовой, молодая пара создает семью. Во многих городах страны пришлось строить военные объекты Василию Иванову. В 1958 году он оставляет службу в Советской Армии и с семьей возвращается в Канаш. Чувашский обком КПСС, Канашский райком КПСС, затем 18 лет в Канашском горотделе милиции – таковы основные места работы Василия Иванова, 17 апреля нынешнего года, отмечающего 95-летие со дня рождения.
– Василий Иванович, документально подтверждено, что прародители основоположника чувашской поэзии, автора поэмы «Нарспи» Константина Васильевича Иванова, выходцы из деревни Байгильдино. Не связаны ли вы с ними родственными узами?
– Расскажу обо всем по порядку. В то время главой администрации Канашского района трудился Софронов Владислав. Как-то посадили меня в легковой автомобиль и повезли в родную деревню – Байгильдино. На улице народу собралось – не сосчитать. Из Чебоксар приехало множес- тво гостей – артистов, писателей. Среди гостей вижу Анатолия Кибеч, мы с ним хорошо знаем друг друга. Мне говорят: достоверно известно, что дедушка и бабушка поэта – выходцы из вашей деревни. В нашей деревне три улицы – Широкая (Аслă урам), Ольховская (Çирĕк урамĕ) и Передняя (Малтикас). Дедушка с бабушкой с двумя сыновьями сначала жили на Широкой, но так как там почва была песчаная, переселились на Ольховскую. По воспоминаниям дедушки, дедушка с бабушкой Константина Иванова жили с ними по соседству. Через какое-то время они продали дом Герасимову Ивану Герасимовичу, а сами уехали на башкирские земли, в деревню Белебеи.
На большие торжества из домов вынесли большие иконы. У меня спрашивают: «Вы – байгильдинский аксакал, может, запомнили рассказы дедушки с бабушкой о родственниках поэта?» «Может, и рассказывали, – отвечаю, – но я возрастом был мал, и в памяти ничего не осталось». Помните Лукьяна Иванова из Оженар? Он много ездил по архивам Казани, Москвы, Чебоксар и собрал уйму материалов о населенных пунктах Чувашии. Была статья в газете «За коммунизм» об основателях нашей деревни. Это четыре семьи из дер. Байгильдино Цивильского района переселились в эти края и основали нашу деревню. Как же найти этот номер газеты? Это я так, к слову пришлось. Наш прародитель Васильке был в числе этих четырех переселенцев.
На митинге и мне дали слово. Я рассказал то, что знал. Месяца через два эта же делегация вновь приехала в Байгильдино: «Хотим у вас парк в честь знаменитого земляка посадить. И саженцев мы достаточно завезли. На Ольховской улице свободный участок есть. Мы уже присмотрели это место», – говорят мне. «Там место болотистое, по весне и осени лошади почти что тонут, – отвечаю, – там деревья не будут расти, корни просто-напросто сгниют». Не послушали, посадили. Посадить первое дерево доверили мне. Женщины угощают гостей деревенским пивом. В тот день в Байгильдино царило праздничное настроение. Так как посадка не была огорожена, через некоторое время все деревья были уничтожены скотиной. Нет теперь в Байгильдино парка в честь знаменитого земляка.
– Василий Иванович, не в родственных ли связях состоите с Кстенки Ивановым?
– Все может быть. Не из рода ли Васильке его предки? В нашем роду немало знаменитых людей: есть ученый, летчик. Восемь семей проживают в Москве. И мои две внучки тоже в Москве проживают. Одна – артистка, вторая трудится в службе трудоустройства при правительстве Москвы.
Мой дед в молодости служил в охране царя. Об этом есть документы. Он был очень крепким, сильным человеком. Таких мужиков в деревне было всего трое: дед, Длинный Митруш и Микул-солдат.
Когда после беседы с Василием Ивановым вернулся в редакцию, включил компьютер и зашел в интернет. Отыскал деда поэта. Им оказался Васюк Андрюхин, родившийся в 1731 году в дер. Байгильдино. Два брата Андрюхиных – Васюк и Симук с семьями переехали на башкирские земли. Из документов известно, что в 1761 году братья проживали в дер. Белебей.
Материал о прародителях Константина Иванова напечатан в пятом номере журнала «Чувашский гуманитарный вестник» за 2010 год.

Василий ЛАПИН

Добавить комментарий

Добавляя комментарий, Вы принимате условия Политики конфиденциальности и даете своё согласие редакции газеты "Канаш" на обработку своей персональной информации. Обязательные поля помечены *

*

code