Четверг, Ноябрь 15, 2018
Главная > Публикации > А и Б сидели на трубе

А и Б сидели на трубе

Как прекрасен наш благодатный край, где в мире и согласии живут люди разных культур и вероисповеданий! 128 национальностей, 8 этнических групп – какое это яркое, многоцветное, богатое и красивое полотно! По законам добрососедства, помогая и поддерживая друг друга, рядом с русскими и чувашами, татарами и марийцами живут узбеки, таджики, чеченцы, немцы, туркмены, армяне, грузины, евреи, поляки… Наместник Свято-Троицкого мужского монастыря архимандрит Василий (Паскье) родился во Франции, долгие годы служил в монастыре Иерусалима и вот уже более 20 лет считает своей второй родиной Чувашию. Батюшка рассказывает о домах, которые на протяжении жизни становились ему приютом, оставляя добрый след в его памяти и сердце. Итак, в праздничном выпуске, посвященном Дню народного единства – воспоминания француза Базиля Паскье и его выбор буква Д.

Дом моего детства

Мой самый первый дом во французском городе Шоле был небольшим, без удобств, отапливался углем. На 11 человек (в моей семье было 9 детей) – всего 4 маленькие комнаты. Но память о нем такая добрая и теплая, он до сих пор залит солнцем, улыбкой моей мамы… Помню, как однажды я набедокурил – побежал за маленькими курочками и провалился в навозную кучу. Соседка услышала мои крики и спасла меня. Я очень боялся, что скажет мама, когда увидит меня грязного и вонючего, и на всякий случай заплакал. Когда мы плачем – мы ждем утешения. Но мама только рассмеялась. У нас был замечательный двор, в котором жили кролики, куры, морские свинки. Отец учил нас ухаживать за ними. Нам с братьями и сестрами это было в радость. Я всегда, с самого раннего детства, был близок к природе.

Новый дом

Когда мне исполнилось лет 8, отец купил новый дом, двухэтажный, с душем и всеми удобствами. Я проживу в нем свои отроческие годы. Но очень часто, украдкой, буду бегать туда, где прошло самое счастливое время – в старый дом. Где еще жива была моя мама. Она умерла, когда мне было 9 лет… Ее нет рядом, но она всегда со мной. Маму звали Марта. Она прожила 47 лет.

Дом моего друга

Это, пожалуй, самый радостный мой дом. Здесь я проводил все свое время. Дом моего лучшего друга располагался за городом, на ферме. Я с удовольствием выполнял всю деревенскую работу – ухаживал за коровами, ходил на сенокос, собирал капусту и свеклу. Зимой мы катались на замерзшем пруду, летом охотились на змей. У нас была огромная комната на чердаке, где мы устроили настоящий орнитологический музей, где собрали яйца разных птиц и энциклопедические сведения о них. До 14 лет это серьезное увлечение птицами оставалось для меня главным и очень серьезным занятием.

Дом на ферме

В 18 лет я покинул родной дом навсегда. Я еще не знал, что будет со мной. Устроился на ферму сезонным рабочим. Легко управлялся с 80 коровами, пришлось даже принять роды. Был очень горд собой! Хозяин фермы предложил у них поселиться. Так в моей жизни появился еще один дом. Это была очень хорошая семья. Мы вместе ходили в церковь. Я поступил в вечернюю школу фермеров.

Дом отшельника

Однажды к нам пришел сосед из соседней фермы звать меня к себе в компаньоны. Я согласился, потому что мечтал работать с козами. Так я обрел еще один дом – на первом этаже жили козы, а на втором обитал я. К тому времени я укрепился в своей вере. В моей комнате стояли свечи, иконы, по радио я слушал проповеди. Я стал как отшельник в свои 19 лет. Работал пастухом, много времени размышлял и молился. Не пропускал ни одной службы. Много времени проводил в труде – научился работать с кожей, шил сандалии, сумки, мешки. На заработанные деньги купил мопед, духовные книги, инструменты. Каждое воскресенье я ездил в общину, где люди занимались молитвами, работой, миссионерской деятельностью. 60 км в любую погоду. Чтобы ветер и дождь меня не одолели, я обертывался газетой, приобрел одежду из клеенки. Но ни разу не пропустил своей поездки. Это закалило мой характер.

Дом – община

Я чувствовал, что община – мой дом. Около года меня одолевали сомнения – мне 20 лет, я свободен, что же мне делать? Мысли о женитьбе и семье тоже посещали меня. Но внутри себя уже знал – мой путь к Богу, в общину. Пришло время, и я принял постриг. Этот день я не забуду никогда – 6 августа 1980 года. Мне 22 года.

Добавить комментарий

Добавляя комментарий, Вы принимате условия Политики конфиденциальности и даете своё согласие редакции газеты "Канаш" на обработку своей персональной информации. Обязательные поля помечены *

*

code