Четверг, Ноябрь 15, 2018
Главная > Публикации > Канаш –гастрольный якорь наш

Канаш –гастрольный якорь наш

«Канаш – теперь пожизненный гастрольный якорь наш! Мимо не проедем, все – родные! Спасибо за роскошный прием, за помидоры, огурцы, книги, картину, теплый платок, настоечку, за море вяленой воблы и вкусных конфет! Незабываемо! До скорой встречи!» — написали в своем Инстаграме Антон и Виктория Макарские после концерта в нашем городе. Незабываемой была встреча с известными артистами и для канашского зрителя. Теплой, уютной, душевной. Очень глубокомысленным для меня стал разговор о вечных ценностях, который состоялся с семьей Макарских в гримерке после выступлений.

О Канаше

Антон Макарский: — Очень часто, проезжая в этом направлении, мы останавливались на станции Канаш. Выходили, дышали свежим воздухом, поэтому знали о существовании этого города, что это железнодорожная столица Чувашии. Впервые мы в Канаше не проездом, а общаемся с душой города, с людьми, которые здесь живут. Нас очень горячо приняли! Я надеюсь, что вскоре вернемся сюда. У нас – живые выступления. Мы сегодня очень многого не успели, выступали два с половинной часа без антракта, но не спели огромного количества песен, не сказали много того, чем хотим поделиться со зрителем. Я уверен, что люди, которые были сегодня в зале, расскажут близким и друзьям, и в следующий раз мы встретимся в живой атмосфере на нашем концерте. Что не спели – допоем, что не досказали – скажем.
Виктория Макарская: – Мне так хорошо, когда приезжаешь, смотришь в глаза зрителям, а в зале – родные люди. Сегодня было так. Совсем не хочется уезжать! Было такое ощущение, что концерт только начался и уже закончился. Осталось чувство недосказанности.

Об энергии провинциальных городов

Антон: — Мы родом из небольших городов. Я – из Пензы. Вика – из Витебска.

Мы не живем в столице, переехали в Сергиев Посад, так и не став москвичами. Не знаю, хорошо это или плохо. Мы глубоко провинциальные люди в самом хорошем и позитивном смысле этого слова. Гораздо лучше понимаем людей нестоличных. Я робею перед теми, кто родился в Москве или Санкт-Петербурге. До сих пор, когда мы приезжаем в Москву с детьми, идем на Красную Площадь, смотрим на Кремль, который я видел еще в детстве на открытках. До сих пор у меня отношение к Москве, несмотря на то, что мы учились, работали, какое-то время жили там, с придыханием! А в таких городах как здесь, мы – как дома…

О семье, родных и семейных ценностях

Антон: –Петь, рассказывать, делиться можно только тем, что имеешь сам. Не можем мы в полной мере говорить о войне. Я могу говорить, потому что воспитывался дедушкой, ребенком войны, и прадедушкой, который прошел войну. Через призму их восприятия. Я могу брать с них пример. У меня во время еды остаются «вылизанными», чистыми тарелки, потому что мой прадед ел так. И еще крошки от хлеба собирал. Это уважение к тем людям, которые приготовили, которые нас пригласили. Я не могу выбросить хлеб… Это к тому, что мы делимся тем, что у нас есть. У нас есть двадцатилетний опыт совместной жизни, не самой простой. Тринадцать лет ожидания наших детей. И до какого-то момента созревания, пока мы не поняли, куда идти, зачем мы здесь, дети – для чего? Потешить свое самолюбие или это новые люди, которых мы обязаны воспитать и направить в нужную сторону? А какая она – нужная сторона? А мы сами понимаем, где она? Пока мы не пришли к нужному вектору стремления, Господь нам не давал детей. Об этом мы можем говорить. Можем говорить о воспитании девочки до 6 лет, мальчика до 3 лет. У нас насыщенная жизнь, это большое счастье – заниматься любимым делом, когда оно востребовано. Что-то специально нести в народ – нет. Мы можем поделиться радостью, можем искренне пожелать счастья, искренне, потому что счастье – не от слова «сейчас». Это от слова «с частью», однокоренное со словом «причастие». С частью Бога. Только так может быть человек счастлив. Это мы можем пожелать и нам, и тем, кто пришел на концерт.

О национальностях и терпимости

Артисты спели на русском, иврите, цыганском, грузинском, французском. Со сцены прозвучала чувашская песня…
Виктория: — В нас смешано очень много кровей. Моя бабушка – татарка, сама я — белоруска. Я очень люблю восточные песни. Для меня это – космос, когда я их исполняю, голос по-другому звучит.
Антон: — Об этом мы тоже можем говорить, потому что в нас это есть. Тема смешения кровей. Во мне грузин с немцем, еврей с украинцем, итальянец еще с кем-то «воюет». Во мне! Это – все я! А в наших детях – еще и татарка, литовка, белоруска… Эта тема близка многим людям. У нас многонациональная страна. Один православный священник, который живет в мусульманском месте, сказал: «Мне говорят, что я должен быть толерантным, должен терпеть. Почему я должен терпеть? Я обязан любить». «Кто твой ближний?» – спросил у Христа искушающий. Кто рядом, тот и ближний, кто нуждается в твоей помощи, кто тебе помогает. Везде люди. Какой национальности – дело десятое. Это – настоящее христианство. Не достать шашку и разрубить надвое того, кто на мой взгляд оскорбляет чувства верующих. Любовь. Вот она все покрывает.

О религии и идеалах

Антон: — Всегда надо смотреться в зеркало. Я посмотрелся в зеркало – увидел все свои недостатки. А как посмотреть в зеркало духовное? Есть такое. У православных христиан это евангелие. Сравнивать себя нужно только с лучшим, с идеалом. В музыке мы говорим о лучших ее представителях: Чайковском, Рахманинове, Бахе… И себя, как человека, нужно сравнивать с лучшим. Называя себя христианином, человеком, который идет за Христом, может только сказать: «Верую, Господи! Помоги моему неверию!» Вслед за отцом больного отрока…

О замужестве и духовных законах

Виктория: — Я абсолютно замужняя женщина. Не понимаю, когда мне говорят, что я должна делать «сольник», работать сама. О чем речь? Они не понимают, какое это счастье быть замужем! Выходить на сцену, петь, и уходить за мужем. Можно сказать: «Будет концерт, ты поезжай сам, а я посижу с детьми». И он отработает один. Есть структура, которую не мы придумали. Сначала идет Бог, потом мужская энергия, и только потом – женская. Если женщина на своем месте находится, она становится великой, потому что она может проявить все самые лучшие качества. Как только она теряет свое место и пытается встать между мужчиной и Богом, она теряет все.
Антон: — Так или иначе существуют духовные законы. Если мы нарушили физические законы: спрыгнули с десятого этажа, переломали себе все кости, руки-ноги, голову – разбились в лепешку. Если мы нарушаем духовные законы, мы ломаем душу. Мы с переломами. Как в одной нашей песне поется: «Раны заживают, рубцы остаются». Незнание духовных законов не освобождает от ответственности!
«Живому концерту» Макарских – десять лет. Во время него артисты много говорили о доброте, помощи, вере. Говорили, потому что это все присутствует их в жизни. Тур Макарских по Поволжью состоялся в поддержку программ благотворительного фонда «Время помогать». Часть выручки от продажи билетов отправлена нуждающимся, подопечным фонда. Еще один большой проект семьи – программа «Святыни России» на телеканале «Спас», где Антон и Виктория рассказывают об уникальных памятниках религиозной истории нашей страны, объектах духовного наследия, маршрутах культурно-религиозного туризма и паломничества.
Теперь в жизни Макарских есть и Канаш, с его искренним и добродушным зрителем. Как есть эта прекрасная пара в культурной хронологии нашего города. Будем ждать новых встреч!

Людмила ШУРЕКОВА
фото автора

Добавить комментарий

Добавляя комментарий, Вы принимате условия Политики конфиденциальности и даете своё согласие редакции газеты "Канаш" на обработку своей персональной информации. Обязательные поля помечены *

*

code