Воскресенье, 3 июля, 2022
Главная > Публикации > День Победы встретил у стен Рейхстага

День Победы встретил у стен Рейхстага

Когда началась Великая Отечественная война, Зиниятулле Талюсову исполнилось 17 лет. Он родился в многодетной семье, был десятым ребенком. Почти все его братья и сестры умерли в раннем детстве из-за болезней. Остался один брат – Минетулла Талюсов, 1919 года рождения, который героически погиб на войне.
Зиниятулла Зарипович Талюсов, 29 марта 1924 года рождения, уроженец деревни Полевые Бикшики Батыревского района Чувашской Республики, закончив школу, вступил в ряды ВЛКСМ, и для продолжения образования отправился в город Чегодомын Хабаровского края в школу фабрично-заводского обучения (ФЗО).

В августе 1942 года его призвали в ряды Красной Армии. Молодого крепкого парня направили в училище самоходно-артиллерийских установок (САУ). Через шесть месяцев он оказался в маршевой роте в Челябинске. Боевой путь начался для молодого бойца в составе 371-го механизированного Сибирского полка (САП).

Бои были страшные, тяжелые. Каждый кусочек земли приходилось отвоевывать.

Из воспоминаний фронтовика

«…Однажды вечером, получив лишь корпуса будущих машин, экипаж САУ погрузился на платформы, а на рассвете эшелон, груженный боевой техникой, покинул ворота завода, направляясь на Карело-финский фронт. Сибирский полк, разгрузив часть техники в тылу и совершив длительный маршрут, наконец-то прибыл к месту назначения.

– Взять лопаты, окопать установки! – услышал я распоряжение командира взвода. Начали рыть место установок. Соленый и грязный пот ел глаза. Протирать его было некогда и нечем, да и бесполезно. Ближе к рассвету механик-водитель Леонид Прохоров, умело лавируя, подал установку в земляную щель, сверху ее закидали нарубленными ветками. Я срубил еще несколько деревьев и вкопал их перед установкой так, чтобы они, не мешая обзору и обстрелу дороги, надежно маскировали машину.

Все ожидали предстоящего боя. Это подтвердил командир батальона, который сообщил, что немцы ночью намерены занять исходные позиции для атаки. И задача подразделения заключалась в том, чтобы в сторону обороняемого тыла не пропустить ни одного фашистского танка, сколько бы их ни было. А затем, измотав все силы врага, перейти в контрнаступление.

Расчеты заняли свои места. На небосклоне чуть забрезжил рассвет. И тут вдали послышался грозный гул машин. Немецкие танки с приплюснутыми башнями шли по дороге параллельно фронту. «Т-3» – сразу определил я. Эта машина запомнилась мне по плакату, который висел в одном из цехов Челябинского завода. Там немецкий танк был изображен в разных видах.

До танков был еще с километр, может чуть больше, когда они, свернув с дороги, заняли свои исходные позиции для наступления. А когда солнце всплыло над горизонтом, немецкие танки двинулись в атаку. Они ползли, ползли вместе с пехотой… «Пять, восемь, одиннадцать», – считал я, замерев у своей установки. Один снаряд уже в стволе орудия, второй положил на колено, ожидая команды. Я знал, что командир установки уже держит на прицеле один из передних танков.

– По врагу огонь! – поступил приказ по рации. В небо взвились две красные ракеты – это для других родов войск. Заработали все виды орудий. Снаряд за снарядом посылала и моя установка…Едва вражеский танк, вильнув в сторону, подставил бок, командир установки послал в него снаряд. Тот разорвал гусеницу танка. Грозная машина закрутилась на месте, а со следующего снаряда в момент загорелся, как стог пересохшего сена. А на прицел брался следующий танк. Я лишь успевал посылать снаряды в ствол орудия: по танкам – бронебойные, а по пехоте – осколочные. Неизвестно, сколько длился бой… Но было видно, что мощь немцев поиссякла. Теперь в контратаку пошли обороняющиеся – пехота, танки Т-34, а вместе с ними и самоходные установки.

Фашисты, оставив несколько подбитых танков и большое количество убитых солдат и офицеров, вынуждены были отступить. Наши войска пошли вперед. И тут мой экипаж САУ, уничтожив еще один танк, вдруг получил оглушительный удар по броне. Немецкие снаряды били по САУ один за другим. Вышла из строя пушка, поврежденным оказалось моторное отделение. Оглушенный экипаж успел покинуть установку. А бой все усиливался. Появились «Юнкерсы». Они забрасывали нашу пехоту и танки бомбами. Я полз по клокочущей от взрывов земле, скатывался в воронки, переползал через завалы и трупы немцев, пока не оказался в одной из траншей, в небольшом отсеке, где бойко работал расчет наших бронебойщиков. Взяв у погибшего солдата автомат и пару гранат, я устремился в атаку на врага…»

Участвовал в боях на Карело-финском, 3 Прибалтийском и 1 Белорусском фронтах

Наши войска, освобождая деревню за деревней, стремительно продвигались вперед. После победоносного боя на Карело-финском фронте, Зиниятулла Талюсов участвовал в боевых операциях по освобождению Прибалтийских республик. Здесь 371-й механизированный полк, получив пополнение тяжелой техникой и людьми, был переброшен к Варшаве. В Польше уже была зима, мягкая и бес- снежная, напоминающая скорее русскую осень. Стоял конец декабря. Изредка падал хлопьями снег. По вязкой дороге в сторону фронта двигались артиллерия, знаменитые «Катюши», мощные танки с пехотой на борту. Зиниятулла Зарипович чувствовал грандиозность этого наступления. И свою причастность к этому. И уже не как новичок, не нюхавший пороха, а как бывалый солдат.

С боями подошли к реке Висла. При помощи понтонных мостов танкисты под покровом ночи и дымовой завесы переправились на правый берег. Переправа и танков, и САУ прошла благополучно. С ходу вся эта техника вместе с пехотой стремительно двигалась на позиции немцев, выбивая их с оборонительных рубежей. В польских деревнях и городках люди выходили на улицы, ликующими возгласами встречали своих освободителей – советских и польских бойцов.

Освободив, Варшаву, Познань, экипаж САУ вместе с другими родами войск с боями приближался к Берлину. Основная задача – взять штурмом это логово врага – выпадала не только на пехоту, но и на танковые войска и артиллеристов. Надо было пробиться на улицы, к центру города – к Рейхстагу и имперской канцелярии, в подземелье, где засел Гитлер со своими приближенными…

С одной из высот Зиниятулла Зарипович видел уже горящий и окутанный дымом пожарищ Берлин. До него, казалось, рукой подать. Но путь этот оказался нелегким, то и дело нужно было преодолевать неисчислимые преграды – реки и каналы, доты, упорное сопротивление фашистов. Лишь после того, как наши понтонеры навели 60-тонный мост и танковые части прорвались за реку Шпрею, бои завязались на улицах города, жестокие, напряженные. Зиниятулла Зарипович и здесь вместе с экипажем выдержал этот ад и остался жив. День Победы он встретил у стен Рейхстага.

У Зиниятуллы Зариповича Талюсова немало наград: медали «За боевые заслуги», «За отвагу», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы» и другие.

Его грудь всегда украшал также знак «35 лет Свирской победы». В благодарственном письме к этому знаку написано, что он вручен ветерану «…за мужество доблесть, отвагу и героизм, проявленные при форсировании реки Свирь и одержанную победу 21 июня 1944 года».

Приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина от 23 апреля 1945 года №339 Гвардии сержанту З.З. Талюсову за участие в боях за прорыв обороны на подступах к Берлину объявлена благодарность. Приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина от 02 мая 1945 года №359 Гвардии сержанту З.З. Талюсову за участие в боях за взятие Берлина объявлена благодарность.

Вспоминать о войне не любил

Зиниятулле Зариповичу не пришлось сразу вернуться домой. С 10 мая 1945 года по 10 марта 1947 года служил в 59-м мотомеханизированном батальоне в г. Грабове в Германии. В родные края он прибыл в апреле 1947 года. К сожалению, отец сына не дождался. А радости матери не было предела. Он очень любил свою маму…

После демобилизации стал работать в селе Батырево в финансовом отделе Чкаловского райпотребсоюза, далее директором универмага в селе Батырево, заочно закончил Чебоксарский кооперативный техникум. Долгое время трудился в Канашском райпо.

Вместе с супругой Аминей Камалетдиновной они вырастили и воспитали 3-х сыновей и 4-х дочерей, они подарили родителям 11 внуков и внучек и 11 правнуков.

Нет в России, наверное, семьи, которую не коснулась Великая Отечественная война. Все же самое ценное – это семейные архивы, в которых хранятся реликвии той поры: военные награды, письма, фронтовые фотографии и многое другое.

Проходят годы… Каждый год ветераны собираются на мероприятия, посвященные празднованию очередной годовщины Победы над фашистской Германией. Все меньше становится наших защитников. Уже не пули, а ранения, полученные много лет назад, и болезни сокращают ряды наших ветеранов. Мы, дети, внуки и правнуки, к счастью, знаем про войну лишь по рассказам наших отцов, мам, бабушек и дедушек. Воспоминания о военном времени продолжают передаваться из поколения в поколение.

Вспоминать о войне, как и все ветераны, прошедшие войну, Зиниятулла Зарипович не любил. Слишком горькими, наверное, были эти воспоминания. Сердце фронтовика-героя перестало биться 24 марта 2008 года.

В Музейном комплексе Главного Храма Вооруженных сил Российской Федерации «Дорога Памяти 1418 шагов к Победе» реализован интерактивный проект по увековечению Героев–участников в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, отчаянно сражавшихся за Родину, и с помощью микрофотографий оформлены десятки миллионов фотографий участников войны, где увековечен и мой отец, герой, Зиниятулла Зарипович Талюсов…

Розалия РАХМАНИНА,

старшая дочь Зиниятуллы Зариповича

Коротко о себе: проживаю в г. Москве. Веду общественную работу с 2003 года. Являюсь заместителем председателя Совета ветеранов района «Южнопортовый» Юго-Восточного округа г. Москвы, Советником Главы Управы «Южнопортовый», а также членом Президиума окружного Совета ветеранов города Москвы.

Добавить комментарий

Добавляя комментарий, Вы принимате условия Политики конфиденциальности и даете своё согласие редакции газеты "Канаш" на обработку своей персональной информации. Обязательные поля помечены *

*

code