Главная > Публикации > Прощание с Тулашором

Прощание с Тулашором

Несколько лет подряд о предстоящем отпуске мы договариваемся с Анатолием Скобелкиным, проживающим в городе Кирове, заранее. Место, где обязательно должны побывать, нам известно: это когда-то гремевший в Нагорском районе на Вятской земле поселок лесорубов Тулашор, ныне лежащий в развалинах. Там с конца семидесятых годов прошлого века никто не проживает, но душа, как заноза в пальце, не дает покоя. Она рвется в этот таежный край, и нет ей успокоения…

Шесть лет назад, в 2015-м, мы, наконец-то, исполнили давнишнюю заветную мечту, на резиновых лодках из Тулашора спустились по Федоровке до бывшего лесопункта Бажелки. Это 55 км водного пути с отмелями и перекатами, глубокими омутами. Иногда лодки приходилось перетаскивать посуху – лежащее поперек течения сваленное ветром дерево не давало возможности спокойно проплыть этот участок водного пути. Мы – это Анатолий Скобелкин, Владимир Буров из поселка Первомайска Нагорского района, Светлана Васильева (Бусыгина) из города Мурашей, Павел Казаков из Нагорска, Александр Иванков из Светлополянска Верхнекамского района. Кроме меня все – дети лесорубов, пенсионеры, и всем – за шестьдесят, а мне самому и того больше. Плавание совершили впопыхах, правда, с двумя ночевками, торопились, у Павла Казакова заканчивался отпуск, и ему срочно надо было выходить на работу.
Нынешним летом наша дружная команда намеревалась повторить водный путь, пройденный шесть лет назад, но не в спешке, а с рыбалкой и ухой у костра. Заранее доставили в Бажелку плавсредства, чтобы старший инспектор Тулашорского заказника государственного заповедника «Нургуш» Евгений Ситников по большой воде доставил их в Тулашор. Но тут грянула беда: 1 марта скоропостижно скончался Евгений Ситников, а у нового инспектора Василия Плехова лодки с мотором не оказалось. И решили пенсионеры-путешественники совершить пеший переход из Тулашора в Бажелку по старой дороге, по которой нынешние пенсионеры в детстве бегали из Тулашора в Метели, в школу.
Сбор назначили на 9 июня в Нагорске. К назначенному времени подъехали А.Скобелкин с автором этих строк, С. Бусыгина и В. Буров. У Павла Казакова была веская причина не участвовать в нашем путешествии – после операции ему были противопоказаны нагрузки, у Саши Иванкова была не менее важная причина не явиться на сбор – ему доверили нянчить внуков. Проводить нас в далекий путь нашла время Галина Маслова-Лобова, родившаяся в Тулашоре, она передала Светлане сумку со снедью, чтобы мы на тулашорском кладбище помянули её маму – Марию Лобову, умершую в возрасте 37 лет. Нас проводила в Тулашор и бывшая учительница моих друзей Мария Ивановна Чибрина, преподававшая в Метелевской средней школе немецкий язык. «А я вас знаю, – все повторяла она, – на встрече тулашорцев в 2012 году в бажелском клубе я рядом с вами сидела».
Расстояние в 60 километров мы преодолели без приключений и происшествий. В Бажелке в доме Василия Усатова переоделись, в рюкзаках оставили продукты питания и напитки, специально приобретенные для празднования «Дня Тулашора». Новость, поразившая нас всех: нашу группу по личному распоряжению директора «Нургуша» Тарасовой Елены Михайловны старший инспектор Василий Плехов на автотранспорте организации доставит до бугренки, там оставляет автотранспорт и будет сопровождать нас от Тулашора до Тиминцев, так как все старые дороги заросли лесом, и мы вряд ли определим их самостоятельно.
Но какую обувь выбрать: сапоги или ботинки? Ведь придется идти по тайге до Тулашора 7 километров. Шесть лет назад вся дорога на бугренке была искорёжена лесовозами, но мы это расстояние преодолели на тракторе: Евгений Ситников повез в Тулашор стройматериалы, а заодно прихватил и нас. Буров и Скобелкин переобулись в сапоги, в такой же обуви был и Василий Плехов, я остался в своих поношенных штиблетах, Света Бусыгина также была в легкой обуви. Дорога была по таежным меркам просто замечательная, так в разговорах и не заметили, как дошли до тулашорского погоста. Помянули Марию Лобову и всех тулашорцев, нашедших здесь вечный покой. Прошли деревню Тулашор и вышли к реке Федоровке. Владимир и Анатолий перешли реку вброд на перекате, а нас со Светой Василий Плехов перевез на лодке, припрятанной в кустах.
Шесть лет не были мы в Тулашоре, с той поры у дома Павла Дымова не стало сеней, но внутри все прибрано, чисто, и все двухъярусные кровати на местах. Этот день решили посвятить отдыху, ведь завтра нам предстоит дойти до Тиминцев. Наскоро собрали стол, не скрою, для настроения чуть-чуть приняли на грудь и принялись за воспоминания. Мне было интересно, как же сложилась жизнь моих попутчиков после того, как они покинули Тулашор? И чем их притягивает этот заброшенный поселок, от которого осталось одно только название?
– Анатолий, ты родился в Малой Колчаевке, детство прошло здесь, в Тулашоре…
— Про Малую Колчаевку и сказать нечего. Я её не помню, а здесь мне знаком каждый клочок земли. Здесь прошли детство, юность, отсюда я ушел в армию, сюда же вернулся после службы. Когда закрыли поселок, в 1976 году наша семья перебралась в Бажелку. Захотелось начать самостоятельную жизнь, родственница проживала в Сургуте, вот к ней и навострил лыжи. Но денег на билет не хватило, и остался в Кирове. Нисколько об этом не жалею. Здесь познакомился с Надей, женился, вырастили сына. Растет внучка Майя, уже в школу ходит. Работа? Я ведь выучился на водителя. Работал и в Тулашоре, и в Бажелке крутил баранку. Водительского стажа у меня более 40 лет.
– А моя бабушка повитухой была, роды принимала, – вклинивается в разговор Василий Плехов. – Родился я в Тулашоре, четыре класса проучился здесь и в пятый пошел в Метели. В Кирове окончил училище по специальности «слесарь по ремонту контрольно-измерительных приборов и автоматики». Затем три года отслужил во флоте во Владивостоке, после службы бросил якорь в Екатеринбурге. Женился, родились дети – сын и дочь. Затем настали лихие времена. Зарплату перестали платить. Как-то на Новый год вместо денег выдали по два ящика водки и по две бутылки шампанского. На заработки стал ездить в Москву. Это не дело – жить в отрыве от семьи. Поэтому с семьей приехали в Бажелку. Но жаль, здесь у нас не заладилась семейная жизнь, жена вернулась в Екатеринбург. Работа мне нравится, я в тайге родился, я здесь на своем месте.
– Мы уехали из Тулашора в 1968 году, – начал свои воспоминания Владимир Буров. – А уехали в Первомайск потому, что в Метелях школа была в те годы восьмилетней, 9-й и 10-й классы я заканчивал в Синегорье.
После армии окончил Московский лесотехнический институт по специальности «инженер-механик». Семь лет отработал в Первомайском лесопункте Синегорского леспромхоза техноруком. Затем, чтобы заработать льготную пенсию, пересел с кресла начальника в кабину лесовоза и заработал болезнь. С 2001 года на пенсии.
– Светлана, а тебя что тянет в Тулашор?
– Ностальгия. Я уехала из Тулашора в 1972 году. В городе Советске получила специальность повара. У меня двое детей, сын и дочь. Сын дальнобойщик, проживает в городе Кирове, а дочь в Мурманске, домохозяйка. Как попали в Мураши? Вообще-то, нам из Симоновки надо было ехать в Юрью, там мужу квартиру дали. А водитель-алкоголик вместо Юрьи привез нас в Мураши. Это было осенью 1987 года. Он всю дорогу ехал и пил. В Симоновке я работала поваром, а в Мурашах устроилась продавцом. И так до самой пенсии.
Так за разговорами мы просидели почти до полуночи. А утром вышли в поселок. Если 6 лет назад по бревнам, по остаткам срубов можно было узнать дома, где кто жил, теперь от них осталась лишь труха. «Да, настало время навсегда проститься с Тулашором», – эти печальные слова каждый из нас произнес вслух. Сходили к плотине, затем побывали на месте бывшего гаража. Везде – свежие тракторные следы. «За металлоломом приезжают», – разъяснил ситуацию Василий Плехов. По долгу службы ему часто приходится бывать в Тулашоре – то ученых привозит в заповедник, то увозит их обратно.
– Пообедав, начали собираться в путь. Настала пора навсегда проститься с Тулашором. Без нас будут восходы и закаты, дожди и снега, весеннее половодье и цвести черемуха и ландыши… Через Федоровку всех нас перевез на лодке Василий Плехов. Он же повел нас через деревню Тулашор до Анташора. Идти трудно, ноги путаются в густой траве. Все заросло. Если бы не наш провожатый, мы не смогли бы найти Анташор. Просто блуждали бы по тайге. Часа через два, наконец-то, вышли к охотничьему домику Коли Малькова. Анатолий тут же сходил на Федоровку за водой и зажег миниатюрную газовую плитку. Попив чаю и немного отдохнув, решили продолжить путь. Снова заросли леса, упавшие деревья, валежник, которые нам приходится преодолевать. По каким приметам наш гид определяет направление на Тиминцы, нам не известно. Фу-у! Вдали завиднелась крыша охотничьего домика – это конечный пункт сегодняшнего пешего перехода. Раздеваемся и ложимся на отдых на нары на пару часов – в такую жару выходить из избы просто не хочется. Все дома в деревнях, кроме Тулашора и Анташора, сожгли, чтобы расширить покосы. И в Тулашоре, и в Тиминцах, и в Яраше нынче трава вымахала по пояс и выше, а косить стало некому и не для кого. Из Бажелки трудоспособное население разъехалось кто куда, свой век доживают здесь только одинокие престарелые пенсионеры.
На следующий день рано утром со спиннингом спустился к Федоровке. Исхлестал спиннингом два омута вдоль и поперек, менял блесны и виброхвосты – все напрасно. Не было ни одной поклевки!
А Толик Скобелкин ушел на Малую Колчаевку, на свою историческую родину, нашел он её или нет, но оттуда вернулся без фотоаппарата. Видимо, где-то выронил. Затем они с Васей Плеховым ушли на его поиски, но вернулись ни с чем. После обеда Василий Плехов по только ему известным таежным дорогам пошел к оставленной у начала бугренки машине: «До закрытия магазина буду в Бажелке». И мы тоже не стали дальше задерживаться в Тиминцах, сегодня же решили прийти в Яраш, заночевать в охотничьем домике Володи Чеглакова и завтра с утра отправиться в Бажелку. Так и сделали. На полпути до Яраша на дороге заметили след лапы Топтыгина. Судя по отпечатку, оставленному на влажной земле, у Михаила должны быть внушительные размеры и вес. И прошел он по нашей дороге совсем недавно – следы-то свежие!
Славно отдохнув в гостеприимном, уютном охотничьем домике Володи Чеглакова, на следующий день рано утром мы вышли на завершающий этап нашего путешествия – взяли курс на Бажелку. Последние километры были самыми трудными, но мы их успешно преодолели. Потом, в доме Василия Усатова Володя Буров мне признался: «Я ведь за вас переживал, человеку 81 год, а он наравне с нами преодолевает расстояния».
В тот же день мы вернулись в Киров, а на следующий день в пять вечера я был уже в своих Новых Бюрженерах.
Послесловие. На днях из Кирова позвонил Анатолий Скобелкин: «Дядя Вася, Володя Буров на следующий год предлагает опять ехать». «Куда?» «В Тулашор!» Значит, путешествие продолжается?

Василий ЛАПИН
Фото автора

Добавить комментарий

Добавляя комментарий, Вы принимате условия Политики конфиденциальности и даете своё согласие редакции газеты "Канаш" на обработку своей персональной информации. Обязательные поля помечены *