Четверг, 18 июля, 2024
Главная > Публикации > В четырнадцать лет пошла в рабочие

В четырнадцать лет пошла в рабочие

Так про себя рассказывает 95-летняя Евдокия ПАВЛОВА из Калиновки.

Хотя и поется в песне, что у природы нет плохой погоды, но нынешнее лето не баловало нас теплыми обильными дождями. Из-за нехватки влаги везде высохли колодцы, и озимые, заботливо посеянные хлеборобами, также не смогли получить сильное развитие. Ожидание осенних дождей тоже оказалось напрасным – облака не орошают поля живительной влагой. Так, за разговорами о природных явлениях мы с Луизой Трофимовой, активисткой и зачинателем добрых дел в деревне Калиновке, и не заметили, как оказались у ворот дома самой пожилой в округе 95-летней Евдокии Павловны. Она в этом просторном доме проживает не одна, а с перебравшимся из столицы республики в родительский дом младшим сыном Лёвой.
Зашли в дом, поздоровались, уселись, я нашел место на диване рядом с хозяйкой дома и достал из сумки диктофон – современную записную книжку, и нажал на кнопку «Запись». Хотя я уже знал от Луизы Николаевны, что бабке 95 лет, эту дату она отметила ещё в марте, но ведь надо с чего-то начать разговор.

– Бабка Евдокия, сколько же вам лет, если не секрет? – был мой самый первый вопрос хозяйке дома.
– Какие тут секреты в моем возрасте. Лёва, сколько мне лет, ты не помнишь? – переадресовала бабка мой вопрос своему сыну.
– Мам, в марте же справили тебе 95-летие, – ответил тот, сидящий у окна.
– Забывчивой стала в последнее время, – призналась мне бабка, – раньше всё помнила, даже в гостях у кого что подавали 30-40 лет назад. Родилась я 14 марта 1926 года в селе Атнашево – в Евдокимов день. Поэтому и имя дали мне соответствующее – Евдокия. На здоровье не жалуюсь, ничего у меня не болит. Выхожу на прогулку на двор, в сад. Изредка и на улицу.
Как мы бедно жили в Атнашево! Поэтому в поисках лучшей доли отец повез семью в Свердловскую область. Отец с матерью трудились в свинарнике, и жильё предоставили нам на ферме же. По какой причине, я подростком была, не знаю, мы еще до войны вернулись обратно в Атнашево. Когда уезжали, дом не продали, а просто окна заколотили досками. Вот мы и вернулись в свой же дом. Мне тогда четырнадцать лет было, и я подалась на заработки на железную дорогу. Работа была тяжелая, все приходилось делать вручную, я трудилась наравне со взрослыми. Ставили меня и старшей рабочей, была такая должность в те далекие времена. Трудилась на ж.д. 12 лет, и замуж я вышла там же, создала семью. Саньку, мужа, в 14 лет силком увезли в школу ФЗО, и на войну он отправился оттуда же, даже попрощаться домой не отпустили. Фронтовик вернулся домой через несколько лет после окончания войны. Стали мы поживать в Санькиной деревне – Калиновке.
– Бабка Евдокия, детей-то сколько нарожали с мужем?
– Лёва, сколько у нас детей? – снова допытывается мать у сына. Тот почему-то молчит. Бабка начинает вспоминать сама:
– Родила я шестерых, пять дочерей и сына. Нет, нет, не так: пятерых сыновей и дочь. Два сына умерли, дочь замужем, проживает в Чебоксарском районе.
– Когда уволилась с железной дороги, стала трудиться в колхозе?
– У меня уже двое детей, а с работы не отпускают, говорят, где мы ещё такую трудолюбивую и опытную найдем? А в колхозе и жала, и молотила, и несколько лет проработала на птицеферме.
– Бабка Евдокия, а детей вы на поля и на птицеферму возили на лубяной коляске?
– Детей я с собой никуда не брала, с ними сидела моя свекровь, прекрасная женщина.
– Наверно, и строиться приходилось. А колхозы за труд не расплачивались деньгами. Как выходили из положения?
– Строиться нам пришлось, это правда. Жили мы в развалюхе. Санька мой, как и его отец, был отличным плотником. Если в соседних деревнях кто-то строился, обязательно приглашали его. Так он попал в деревню Нижние Сормы. Когда он завершил работу, хозяин дома вместо денег предложил ему взять старый дом, ещё крепкий. Дом перевезли в Калиновку, обустроились.
– Долго ли прожил Александр?
– Лёва, сколько лет было отцу?
– Пятьдесят девять…
– Мало прожил, жить да жить бы…
– Молодым попал на фронт. Вот и не стало здоровья.
– Бабка Евдокия, есть ли в соседях с кем обменяться новостями, посидеть, вспомнить молодые годы…
– Не то что в соседях, во всей Калиновке нет пожилых людей. Поговаривают, что я самая пожилая во всей округе.
– Бабка Евдокия, вам самим Всевышним определено прожить до ста лет и больше. В Кашкарсирмах Мария Афанасьева, наша родственница, прожила до 104 лет. А в Маяке и Яманово столетние бабки косили сено, пололи сорняки на огороде, копали свеклу, выводили коров в стадо. Вот такие дела. В молодости не занимались рукоделием, бабка Евдокия?
– Нет, не занималась. Не было времени. Я же постоянно в лес моталась за дровами. Так, на себе натаскивала дров на целую зиму.
– Бабка Евдокия, заниматься рукоделием, как вы сказали, у вас не было времени. А плетению лаптей не обучились?
– У кого обучаться-то? Отец на фронте. За лыком надо идти в лес. А там лесник, если застанет на месте, и топор отберет, и веревку изрубит. В лес за лыком хода не было. Мама на рынке покупала пару лаптей за 100 руб-лей, чтобы они долго не износились, подошву обшивала куском резины.
– Много ли зерна получали на трудодни, бабка Евдокия?
– Порядочно, не скрою. Детей шестеро, да нас двое. Трудодней немало нарабатывали.
– Когда началась война, женщин из каждого селения отправляли на рытье окопов в Янтиковский район. Не помните, много ли молодых женщин уходило на трудовой фронт?
– Помню, вызывали в сельсовет тётю Акулину, жену дяди Гриши. Имена остальных не сохранились в памяти.
– Луиза Николаевна подсказывает, что к вам каждые полгода с поздравлениями приходят работники сельской администрации.
– Правду говорит Луиза. И нынче на 95-летие пришли, поздравили, и подарок принесли. Много ли мне, старухе-то, надо? Доброе слово, сказанное от души, дороже всякого подарка. А перед тем, как вселиться в этот дом, настоящие артисты приезжали: и спели, и сплясали.
– Этот дом государство предоставило семье фронтовика бесплатно, – поясняет Луиза Трофимова. – И газ, и воду провели, и канализацию.
– Бабка Евдокия, в ваше окно видна новая церковь, она пока не принимает прихожан. Вы, как человек верующий, будете посещать этот Божий храм?
– Конечно, молитвы я все помню. Жаль, что из-за преклонного возраста не смогла ничем помочь при строительстве этой церкви. А на восстановление Шихазанской церкви я из Калиновки одна ходила. Каждый день. И кирпичи таскала, и раствор месила. Ни от какой работы не отказывалась.
– Бабка Евдокия, берегите себя от бушующей коварной болезни – от коронавируса. Дай вам Бог прожить до ста лет и больше.

Василий ЛАПИН
Фото автора

Добавить комментарий

Добавляя комментарий, Вы принимате условия Политики конфиденциальности и даете своё согласие редакции газеты "Канаш" на обработку своей персональной информации. Обязательные поля помечены *