Воскресенье, 17 октября, 2021
Главная > Память > В каждой строчке – свидетельства великого подвига нашего народа…

В каждой строчке – свидетельства великого подвига нашего народа…

Заключительным сражением в Великой Отечественной войне стала битва за Берлин, которая проводилась с 16 апреля по 8 мая 1945 г. Берлинская операция продолжалась 23 суток и закончилась подписанием Акта о капитуляции вооруженных сил фашистской Германии. Советская армия ликвидировала самую крупную в истории войн группировку вражеских войск. Они разгромили 70 пехотных, 23 танковых и механизированных дивизий противника, взяли в плен 480 тысяч человек. Более 600 участников Берлинской операции были удостоены звания Героя Советского Союза.

Наш земляк, командир взвода 597 стрелкового полка 207 стрелковой Померанской Краснознаменной дивизии старший лейтенант Александр Ильич Соловьев отличился своей храбростью в боях на улицах Берлина, успешно выполнил со своим взводом боевую задачу – захватил мост через реку Шпрее. В ходе боев истребил более взвода гитлеровцев и 11 немецких солдат захватил в плен. Награжден орденом «Красная Звезда». Об этом рассказала его дочь, Роза Александровна Мыхова (Соловьева). Она бережно хранит фотографии отца, военные документы, среди которых – наградной лист и приказ о награждении. А еще в архивах семьи – газета воинской части «За честь Родины» со статьей «Прорыв в Шарлоттенбург». Авторы – капитаны В. Федоренко, Н. Громов и старший лейтенант А. Соловьев. В каждой строчке – свидетельства великого подвига нашего народа…

Прорыв в Шарлоттенбург

Нас отделяла от противника насыпь железнодорожной магистрали Берлин – Гамбург. По обе стороны насыпи тянулись квартиры многоэтажных жилых домов. Эта часть Берлина мало пострадала от авиации: было заметно, что жильцы попрятались в подвалы всего несколько часов назад, когда мы подошли вплотную и разгорелся этот бой, которому не видно конца…
При малейшей нашей активности артиллерия противника била залпами: по три, пять орудий сразу. В воздухе снаряды выли и рвались с плотным грохотом. По этим звукам наши артиллеристы довольно точно угадывали калибр орудий.
Больше двадцати крупных полевых и зенитных орудий стояло против нас на огневых позициях по ту сторону насыпи. С утра наши роты уже дважды бросались в атаку. После пополнения батальон вступил в четвертый бой, но был частично обескровлен. Надо было что-то придумать.
Так возникла наша штурмовая группа. Возглавлять ее командир назначил лейтенанта Шарапова, инициативного и храброго офицера. Штурмовую группу снабдили необходимой техникой, в том числе тремя легкими пушками панцер-фаустами, подобрали самых ловких, бесстрашных бойцов.
Шарапов побежал познакомиться с местностью, вернулся очень довольным. – Прорываться будем туннелем, – объявил он. – К черту эту насыпь.
Впереди лежал Шарлоттенбург, самый пышный из городских районов Берлина, где жила вся знать. И защищали этот район не фольксштурмисты, а отборные кадровые части.
Когда совсем стемнело, наши батареи дали артналёт, а одна из рот с криками «ура» изображала очередную атаку. Тем временем штурмовая группа прорвалась с пушками через туннель и начала действовать. Наша хитрость, старая как мир, сработала чисто, дав нам выигрыш в несколько решающих секунд. Пока гитлеровцы уяснили, что произошло, и сменили прицелы, штурмовая группа успела вырваться вперед на добрых двести метров.
Разорвавшийся снаряд ранил и контузил Шарапова. Огонь был обрушен на нас потрясающий, команды кричали в ухо. Особенно усердствовали пулеметчики в окнах одного из домов. Беглым огнем наши артиллеристы остудили их пыл. Через час в ближайших кварталах стало сравнительно тихо. Бой перекинулся в глубь района – на площадь, посредине которой стояла кирха. Гитлеровцы устроили огненные точки в каждом готическом окне своей церкви. Там, на площади, были сражены два наших офицера. Это в конец разозлило людей. Презирая ураганный огонь, наши бойцы ворвались в здание кирхи и никому из немцев не дали уйти живым.
Через квартал встретилось новое серьезное препятствие. На Оснабрюкер-штрассе, прямо перед нами высился громадный дом, где каждое окно стреляло. В нем оборонялся батальон гитлеровцев – настоящий стальной ливень. Но мы очистили и этот памятный дом, да заодно и следующий за ним квартал. Здесь батальон разделился: одна рота, усиленная артиллерией, двинулась к Шпрее по сравнительно спокойной Каминер-штрассе, другая – вместе с минротой во главе с комбатом приготовилась наступать по Тауроггенер-штрассе, чтобы выйти прямо к мосту.
Начинало рассветать, и мы спешили. О каком-либо движении по мостовой Тауроггенер-штрассе думать не приходилось: здесь даже кошка не перебежала бы улицу, такой поднялся ад. Мы продвигались дальше через дома: подвалами, квартирами, чердаками, нередко пробивая для этого лазы в стенах. На лестничных клетках, в коридорах, подвалах на каждом шагу вспыхивали рукопашные схватки; главным оружием в этих боях были гранаты.
Мы бежали вперед квартирами богачей, среди зеркал, ковров и роялей. Утро началось с дождя. Грязными сапогами бойцы равнодушно запутывали на пути котиковые манто, дорогие костюмы, дамские комбинации и платья, всякий богатый хлам. В эти часы сумасшедшего напряжения, если наши люди разбивали где-то комод, то исключительно для того, чтобы извлечь чистую тряпку для перевязки ран. Не за барахлом мы пришли в эту проклятую Германию!
Над головами по-прежнему проносились тысячи снарядов. Били наши, огрызался противник. Но уже чувствовалось – враг надломлен.
Перед выходом на набережную ожесточение боя достигло предела. Командир минометчиков трижды вызывал огонь на себя, чтобы сбить с чердака дома вражеских пулеметчиков. Наводчики завоевали себе в этом бою славу мастеров прицельного минометного огня. Юный комсомолец наводчик Миша Логинов с успехом применил трофейные панцер-фаусты. Сосредоточенный огонь минроты и трех противотанковых пушек вынудил немецкие танки отойти к Шпрее.
Впереди был мост. Он хищно нагнулся над мутными волнами Шпрее. Наши бойцы уже издали видели, как по нему поспешно перебегали темно-зеленые фигуры солдат. Последние подразделения врага вслед за танками вбежали на мост. Захватывать этот мост через Шпрее не входило в задачу батальона. Эта задача была поставлена соседу. Но сосед еще не успел пробиться к набережной. Командир батальона подскочил к своим офицерам:
— Товарищи, возьмем мост?!
— Возьмем!
Еще артналет, еще натиск – и мост наш. Целёхенький, в полном порядке. И наш взвод противотанковых пушек занимает на нем огневые позиции. Командир части поздравляет с успехом и на завоеванном рубеже приказывает занять оборону справа, за излучиной Шпрее. Развивая наш успех, танковая часть двинулась в западные кварталы Шарлоттенбурга. Бои в Берлине продолжались.

Светлана Кузнецова

Добавить комментарий

Добавляя комментарий, Вы принимате условия Политики конфиденциальности и даете своё согласие редакции газеты "Канаш" на обработку своей персональной информации. Обязательные поля помечены *

*

code