Главная > Память > Ах, война, что ж ты сделала, подлая…

Ах, война, что ж ты сделала, подлая…

Александра Николаевна Свиридова – труженик тыла, ветеран труда, замечательная мама, отличная бабушка, прекрасная прабабушка. 40 лет она работала агрономом-овощеводом, в течение 20 лет избиралась депутатом сельского совета, председателем ревизионной комиссии. Александра Николаевна родила и воспитала троих детей, вынянчила шестерых внуков, сейчас помогает в воспитании девяти правнуков. Несмотря на свои 92 года, она живо интересуется успехами республики и города.

Детство, которого не было

Александра с сестрой Анной, 1948 год

Я родилась 1 июня 1928 года в селе Николаевке Саратовской области в многодетной семье. Моя мама Егорова Арина Егоровна вышла замуж за Фомина Ивана Герасимовича и стала жить в большой семье его родителей, где были еще два сына, две снохи, их дети, да свекор со свекровью. Старшего сына называли Большак, его жену Большуха, все младшие должны были ей починяться. Затем молодые перешли в дом родителей Арины. Жили в дружбе и согласии, рождались их дети. Все бы хорошо, но однажды лошадь ударила отца копытом в грудь. Операция не помогла, вскоре он умер. Началась Великая Отечественная война. Мама осталась одна с пятерыми детьми. Помогала бабушка Аксинья. Мама от зари до зари была на работе. С весны до осени мы с сестрами работали в колхозе. По воскресеньям трудились дома: то огород пололи, то делали кизяки – всю зиму складывали навоз в большую кучу, весной поливали водой, чтобы «горел», летом раскладывали по двору, ходили босиком по нему, пока масса не становилась мягкой. Затем резали на квадратики и оставляли подсыхать. Зимой кизяками топили печь. Каждую весну дом снаружи обмазывали глиной, белили известкой. Все делали сами. Детства у нас не было. Еды не хватало, выжили благодаря молоку и картошке. Хлеба не было совсем. Бабушка посылала нас в пойму реки Елань собирать травы: дикий лук, дикую морковь, около дома – лебеду и пряничник. Бабуля размалывала на ручной мельнице кое-какие зернышки, овес, пшеницу, подмешивала в муку травы и пекла лепешки. Они были темные, жесткие, невкусные, но голод утоляли. Иногда варили мамалыгу: на пять литров воды добавляли стакан пшена, получалось подобие супа, который хлебали деревянными ложками. После окончания уборочной страды шли в поле собирать оставшиеся колоски. Объездчик на лошади, завидев нас, всегда прогонял с поля. Весной собирали мерзлую картошку. Бабушка ее терла, делала крахмал и варила кисель. Одежду нам мама перешивала из своих старых вещей. Обуви не было. Когда пришла пора учиться в школе, по очереди носили американские мужские ботинки. Мама купила их, продав на рынке две овцы. Ботинки были 40-го размера, а ножки наши были маленькие. Мы одевали по несколько пар носков, чтобы не потерять ботинки… Война была совсем рядом, в конце села виднелось зарево горящего Сталинграда. Часто слышали гул немецких самолетов, доносились разрывы бомб, когда в Балашове бомбили элеватор. Долго потом в воздухе стоял запах горелого зерна.

Долгожданная Победа

9 мая 1945 года все жители села, от мала до велика, собрались в центре, обнимали друг друга, плакали: кто от горя, что родные погибли на фронте, кто от радости, что теперь отцы и деды вернутся домой. 1 сентября 1946 года мы с подружками пошли пешком в Балашов, подали документы в сельскохозяйственный техникум. В общежитии дали комнату на 12 человек. В комнате – стол, сбитый из некрашеных досок, по краям деревянные скамьи. Вдоль стен шесть железных односпальных кроватей – спали по двое. Комнату топили кизяками, которые привозили родители. У двери висел железный умывальник, под ним – ведро. Все удобства на улице. Но жили мы дружно, радовались, что война закончилась. Питались тем, что давали родители: тыква, свекла, молоко, немного картошки. Мама связала мне карпетки – тапочки с подошвой из телячьей шкуры. В них я и ходила на занятия. В субботу, в любую погоду, шли домой пешком за 40 километров, чтобы поесть хорошенько и взять продуктов с собой. Из дома шли с холщевым мешочком, куда мама наливала кислое молоко. По дороге жидкость вытекала, оставалась крутая масса. Она долго не портилась. На 3 курсе стали давать по 200 граммов хлеба в день. Он был черный, соленый, сырой, но это был хлеб! Мы не унывали, после занятий ходили на танцы под струнный оркестр – вальс, фокстрот, танго… Танцевали от души.

Дети мои

С сестрами и мамой Ариной Егоровной Фоминой, 1949 год

После окончания учебы в 1949 году стала работать на Владыкинской МТС в должности агронома. Началась новая жизнь, уже не такая горькая… Радостно было, что рассаду овощей в парниках такую выращивала, что ее приезжали покупать из других хозяйств. Когда вышла замуж, появились дети, старалась им дать все то, чего не было в моем детстве: игрушки, книги, сладости, но больше всего любви, ласки и тепла. Дома всегда наряжалась елка с подарками. Читала книги ребятам вслух, выписала для них газеты и журналы: «Пионерскую правду», «Веселые картинки», «Мурзилку»… Детей с самого детства приучала к труду: пилить дрова, полоть огород, носить воду из колодца, кормить домашних животных… В огороде у нас не только картошка росла, собирали урожай арбузов и дыни. Моченые арбузы хранились всю зиму, в погребе стояли кадушки вкусных солений, капусты, огурцов, моченых яблочек. Дети мои, а потом и их дети, росли в атмосфере радости, добра и комфорта…

Добавить комментарий

Добавляя комментарий, Вы принимате условия Политики конфиденциальности и даете своё согласие редакции газеты "Канаш" на обработку своей персональной информации. Обязательные поля помечены *

*

code